ВОЗВРАЩЕНИЕ КОЛДОВСТВА?

ВОЗВРАЩЕНИЕ КОЛДОВСТВА?

Визитная карточка: Юрий Васильевич Тарасов, ро­дился в 1950 году в Воронежской области; в юности был каталем, сантехником, шофером, потом окончил строительный техникум, затем добавил высшее эконо­мическое образование, а следом и медицинское. Член Ордена колдунов России, штаб-квартира которого на­ходится в одном из воронежских сел (интересно узнать, в каком именно?). Тарасов — первый, кого Орден кол­дунов за 400 лет своего существования уполномочил представлять его интересы в органах массовой инфор­мации. Для прессы Юрий Васильевич дает следующую информацию.

«Орден колдунов России — это высший орган черно­книжников на территории страны. Возглавляет его великий старец, которому давно за 90. У него пять пер­вых и семь вторых заместителей. Есть у нас отдел кадров, экспертный отдел, ведающие повышением ква­лификации и пополнением наших рядов.

Сам я из молодого поколения в руководстве орде­на. Видимо, скоро рассекретим еще четверых моих коллег. Мы выступаем за создание профессиональной ассоциации чернокнижников, которая должна целиком контролироваться медиками. И первый шаг в этом на — прайвлении сделан: Орден постановил, чтобы каждый

колдун прошел курс обучения в медицинском институ­те. Намереваемся открыть наш центр в Воронеже или области».

Таковы краткие сведения о только что легализован­ных колдунах в нашей стране. Скажем прямо: факты скудные и отрывочные. А что мы вообще знаем о кол­дунах?

Несколько лет назад в Англии вышла книга Эрика Мэпла «Колдовство», где автор попытался собрать воедино все, что известно сегодня о колдунах и их ре­месле. Он считает, что волшебники, чародеи и колдуны известны с самых древних времен. Их роль в обществе состояла — и состоит—в контакте с мцром духов, то есть посредством чар, жертвоприношений они заставляют духов подчиняться им как в их собственных интересах, так и в интересах «клиентов». Обычно колдунов про­сили о дожде и хорошем урожае, они также предска­зывали будущее по звездам или с помощью «магиче­

ского кристалла», насылали злые чары на врагов. Если волшебство, которым пользовались колдуны, приводило в действие добрых духов и приносило пользу, оно счи­талось белой магией. Черная магия обращалась к по­мощи злых сил или злых духов, ее всегда считали антисоциальной, а люди верили, что в основе ее лежат самые дурные намерения.

В основе большинства систем колдовства лежит уве­ренность в том, что человек в состоянии высвободить свою душу, или «божью искру», и тем самым приоб­рести огромную сверхъестественную силу — добиться власти над духами, правящими миром, заставить при­роду подчиниться воле человека. В нашем извечном стремлении к самовыражению мы попеременно обра­щаемся к одному из этих двух путей: внутреннему са — мораскрепощению и к проецированию личности на внешний мир (здесь целью является абсолютное гос­подство над Вселенной).

Большинство народов, находящихся на низкой ста­дии развития, и по сей день еще верят в то, что предме­ты могут испытывать друг к другу чувства привязан­ности и симпатии, — подробно об этом писал Джеймс Фрейзер в своей книге «Золотая ветвь»: «Предметы,

которые хоть раз находились в контакте, друг с другом, продолжают воздействовать один на другого и после того, как контакт был прерван». И далее: «…подобие порождает подобие, и следствие весьма напоминает причину». Получив в свое распоряжение прядь волос, колдун на расстоянии может воздействовать на их вла­дельца. Черная магия представляет собой разновид­ность психической атаки, поскольку в большинстве случаев за чарами стоит желание поработить разум и тело другого человека.

Граница между колдовством и религией подчас весь­ма расплывчата, что отмечают многие исследователи истории колдовства. Но колдун в поисках власти над природой и человеком несомненно вторгается на тер­риторию, где правит господь, и церковь расценивает это вторжение как ересь.

Действительно, колдовство — продукт языческих верований, и с точки зрения ортодоксальной церкви духи, которых вызывает колдун, ничем не отличаются

от дьявольских сил. Колдун же Тарасов считает, что язычество дает более надежную базу для внутреннего равновесия и где сохранилось больше элементов язы­чества, там люди живут более счастливо. Если не спо­рить по мелочам, утверждает он, язычество есть согла­сие человека с самим собой и с окружающей средой. Уважительное отношение к природе, осознание своей ответственности перед нею.

«В ту древнюю эпоху мы были жрецами языческих культов, а колдунами нас стали называть после приня­тия христианства на Руси, — говорит Тарасов. — И хо­тя церковь официально начала изгонять нас с нашего поприща, по сути дела, занялась тем же самым. Но против нас был не Иисус Христос (язычники первыми поздравили с днем рождения — к Марии пришли имен­но волхвы) и не христианская доктрина как таковая, ведь и она не на пустом месте выросла. В средние века в Европе шла борьба за сферу влияния церкви, за умы и кошельки, а средства не выбирали — вспомним инк­визицию. Но это закалило нас, и для того, чтобы вы­жить, надо уметь делать что-то реальное, что мы и умеем. Именно первыми лекарями были колдуны, и хи­рургами они были первыми: дошли до нас из мезолита ископаемые кости черепов с трепанационными отвер­стиями, операции такие проводились еще в первобытную эпоху».

И есть материальные подтверждения словам колду­на. В деревне Власовке Воронежской области археоло­ги обнаружили культовое сооружение язычников, кото­рому более четырех тысяч лет. Найденные предметы культуры подтверждают, что уже тогда предшествен­ники колдунов (язычники) учили людей, как правильно питаться, как жить здоровой жизнью.

Однако древние методы и способы целительства несомненно отличались от приемов современных колду­нов. Научно-технический прогресс коснулся и этой прежде заповедной нивы.

Традиционный языческий колдун был убежден, что могущественные духи, или боги, управляют четырьмя элементами — огнем, землей, воздухом и водой и что другие, менее могущественные духи вселяются в кон­кретные горы, долины, реки, деревья, животных. Все эти духи обязаны подчиняться тому, кто овладел искус­ством колдовства. Дикие, необузданные пляски вокруг костров, чудовищные жертвоприношения — все это имело не только религиозный характер, но и ясно вы­раженные «целительные» функции, которые пытались приписать своим обрядам и ритуалам колдуны.

Однако уже в эпоху античности колдуны становят­ся лекарями. Их ценили за лекарское искусство, ува­жали за умение готовить смертоносные яды. Так, на­пример, римляне никоим образом не желали умерить свою сексуальность, подхлестываемую афродизиаками (средство, усиливающее половое влечение), которое го­товили и «прописывали» все те же колдуны. И не только одного лишь Апулея обвиняли в том, что он добился расположения богатой женщины с помощью колдов­ства и приворотного зелья.

Еда имела в колдовстве большое значение. В каче­стве «любовного блюда» высоко котировалась рыба, поскольку большое количество икринок — «рыбьих яиц» — наводило римлян на мысль о возможности столь же впечатляющего воспроизведения потомства. С этой же целью ели мясо куропатки — среди римлян за куропаткой закрепилась репутация «сексуального атлета». Однако самым хорошим средством восстанов­ления полового влечения, а также лекарственным пре­паратом от бесплодия считался корень мандрагоры. Когда вырывали корень, он покрывался каплями и на­чинал съеживаться — легенда гласила, что любой, кто оказался на расстоянии человеческого крика от такого корня, погибает. Амулетам, изготовленным из корня мандрагоры, приписывалась большая сила: они защи­щали их владельца, словно непроницаемый экран, что присуще всем сексуальным символам. Плиний Старший писал: «Если найдешь корень мандрагоры в форме мужского члена, тебе гарантированы успехи в плотской любви». Вооруженные такой полезной и выгодной бас­ней, колдуны принялись добывать корень мандрагоры, которому они ножами придавали необходимую форму. Среди других знаменитых компонентов фармакологии колдунов Древнего Рима был сатирикон — так назы­валось растение с раздвоенным корнем, которое якобы придавало «потребителю» огромную половую силу.

А теперь послушаем точку зрения воронежского колдуна по поводу целительных талантов современных «волшебников».

«Мы умеем пользоваться травами, мануальной тера­пией, внушением. Должен сказать, что экстрасенсори­ка — лишь один из ‘элементов нашей работы, к слову, не самый главный. Поэтому мы и против модного слова «экстрасенс», которым нас пытаются обзывать. Для нас более существенно — знание природы и человека в ней, познание тайн взаимосвязи человека с общест­вом и общества с человеком. Наш кодекс идентичен Гиппократову «не навреди».

Сейчас стало поветрием следовать зарубежным ми­стическим течениям, в частности, йоге. Но дерево Индии у нас приживется разве что в ботаническом саду. А на­до ростки здоровья посадить во всех городах и весях гигантской нашей Родины. И тут неплохо бы вспомнить, что тысячелетия существует и приносит немалую поль­зу свой, российский метод. Повторю еще раз, что никто не знает лучше нас лекарственных трав, секреты при­готовления которых имеют тысячелетнюю историю. Мы не откажемся от фитотерапии — равных здесь нам то­же нет. И мы не просто специалисты в области, напри­мер, сексологии, а решаем проблему во всей ее полноте: нам нет равных по умению улаживать внутрисемейные конфликты на почве неверности и ревности, по вопросам любви и брака.

Не устану повторять, что врач обязательно должен владеть языком колдуна, нельзя недооценивать веру больного человека в целителя. Если человек не верит врачу, лечение не будет иметь никакого эффекта. Как быть, если в глубине души он уверен, что его просто сглазили? В этом отношении нас ставит вне конкурен­ции и то обстоятельство, что слово «колдун» человек усваивает с детства. А никто из нас не захочет рас­статься с дорогими сердцу воспоминаниями о своем детстве, с незабываемыми персонажами детских ска­зок, включая кудесников-колдунов». Такова точка зре­ния колдуна Тарасова.

А теперь обратимся к одной из самых загадочных тем колдовства — искусству вызова мантий (душ) умерших. Колдуны часто практиковали да и практикуют

сайомантию и некромантию. Таким образом они пы­таются получить информацию, не доступную живым. В библии описывается эндорская ведьма, которая вос­пользовалась сайомантией: она вызвала душу Самуила, чтобы предсказать Саулу исход сражения, — в Библии эта ведьма характеризуется как «та, которая умела вселяться в животных*.

Эрик Мэпл (уже упоминавшийся нами как исследо­ватель колдовства) считает, что именно ‘ этот обряд колдунов приводил в ужас и смятение целые города и даже народы, особенно в средневековой Европё. Одна­ко свое зарождение некромантия ведет с языческих времен.

…Взяв в руку волшебную палочку и защитив себя магическим кругом, колдун вызывал из могилы духов и заставлял их раскрывать свои тайны. Считалось, что мертвые обладают разумом и чувствами, но не имеют возможности реализовать свои желания, а потому зави­дуют и нетерпимо относятся к живым людям. Для уми­ротворения их мятущихся душ приносились специаль­ные жертвы. Например, когда умирал воин, вместе с ним клали его любимого боевого коня. (Пережитком* этого варварского ритуала стал обычай, по которому кавалерийская лошадь и по сей день сопровождает по­хоронный кортеж военного.) На языческих похоронах в жертву приносились рабы — служить мертвым гос­подам в подземном мире. Считалось, что те, кого на­сильственно лишили жизни, станут преследовать своих друзей. То же касалось и самоубийц, и, чтобы исклю­чить такую возможность, самоубийцу обычно хоронили на перекрестке дорог, пронзив предварительно его сердце колом.

Согласно истории колдовства ближайшим родствен­никам призрака, которого «вызывал» колдун, являлся вампир, поддерживавший свое существование за счет того, что пил кровь живых. Вампиры ничем не отлича­лись от других демонов, они также не брезговали ни­какими средствами в стремлении к достижению цели, к тому же слыли ненасытными, — так, по канонам де­монологии они проникали в спальни юных дев и пили их кровь.

Составной частью религиозной доктрины, например, гаитян, является мысль о том, что при помощи магиче­ских ритуалов можно вернуться из потустороннего ми­ра — в статусе зомби. Мужчина или женщина стано­вятся зомби (на языке племени аравак это слово озна­чает «дух») после того, как колдун пытается принудить труп «отведать» манциннелы, или дурмана вонючего, который содержит атропин. Существует множество историй о том, как люди видели своих давно умерших родственников и друзей на улицах или в домах могуще­ственных колдунов. Многие считают, что хозяева зомби — рабов обращаются с ними чрезвычайно жестоко, потому что боятся их изощренной мести.

В средневековой Европе считалось, что злые кол­дуны наводнили мир призраками. Вероятно, самой страшной фигурой среди всех демонов был Одержимый Охотник — мчащийся по грозовому небу на коне призрак, которого сопровождала стая гончих; он унич­тожал все живое, встречавшееся на его пути. Полагали, что родом привидение из Франции или Германии, англичане же считали его родиной Виндзорский лес и называли этот зловещий рогатый фантом Охотником Херном. Шекспир в своей пьесе «Виндзорские проказ­ницы» не мог обойти стороной эту известную всей Евро­пе «личность» и описывал, как Херн «страшно гремгл своей цепью». Под влиянием христианства Охотник потерял черты скандинавского бога смерти и трансфор­мировался в библейского Сатану, который со стаями адских безглавых гончих заполонил ночи ужасными криками и воплями, — снова и снова он мчится в своей вечной погоне за душами, особенно за душами некре­щеных младенцев.

Но не будем утомлять читателя бесчисленными ми­фами о воскресших из мертвых и вампирах, а обратим­ся к вопросу о том, как становятся колдунами.

У некоторых племен Африки и сейчас, когда рож­дается мальчик, женщины по одним им известным за­конам определяют его предрасположенность к тому, чтобы стать ведуном. Как только такой мальчик начи­нает ходить, родители передают его на воспитание мест­ному колдуну. Чтобы определить, действительно ли тот наделен способностью ясновидения, целительства и дру­гими колдовскими чарами, колдун кладет перед ребен-

ком девять одинаковых рисовых хлебцев. Он должен выбрать один из них и съесть. Но это нечто большее, чем хлебцы, это жребий, судьба: восемь хлебцев из

девяти отравлены.

Существует мало свидетельств, как приходит к че­ловеку дар колдовства. Известно только, что совер­шается это таи же внезапно и независимо от желания или добродетелей человека, как благодать Господня, которая снизошла некогда на евангельского Савла, сделав его Павлом. Путь, каким может нисходить этот дар на человека, наверное, так же неповторим, как сам человек и его судьба.

Известен лишь эпизод из жизни Василия Блаженного, когда дар ясновидения, пророчества, духовной власти над людьми впервые у него проявился. В детстве роди­тели отдали его подмастерьем к сапожнику. Однажды в мастерскую пришел купец заказать себе новые сапо­ги и очень беспокоился, чтобы они вышли и красивы и прочны. Когда же купец ушел, Василий сначала рас­смеялся, а потом прослезился. Хозяин стал допыты­ваться, чему смеялся он и о чем плакал. Василий долго не хотел говорить, потом сказал, что не надо было бы купцу так печься о сапогах, которых и не но­сить, — они ему не понадобятся. И правда, купец так и не пришел за заказом. Через несколько дней он неожиданно умер.

Нам не дано знать, как подобный дар «ниспадает» колдунам. Единственное, о чем мы можем судить, — это о неповторимых и непохожих друг на друга путях, которыми он является разным людям.

Объяснения же российского колдуна Тарасова на этот счет выглядят совсем прозаическими.

«Школ и университетов у колдунов нет, подготовка ведется строго индивидуально. Для меня она продол­жалась более пятнадцати лет. Первым моим наставни­ком была бабушка, Варвара Ермолаевна Ненашева. Я ведь колдун наследственный, как минимум в четвер­том поколении. У нашего дома вечно собиралась толпа отчаявшихся, больных, несчастных людей, и она всем помогала. Когда мне было лет пять, бабушка посадила меня рядом и начала вести прием в моем присутствии. Определенную роль сыграло и то, что я был ее единст­венным внуком. Позже она передала меня другим на­ставникам, по преимуществу мужчинам. Тех, кого уже нет в живых, могу назвать: Владимир Петрович Ст, рахов, Владимир Иванович Фофанов. А вообще учителей и учительниц было гораздо больше, человек пятнадцать. Й даже это не все, потому что в разные годы я встре­чался еще с коллегами из Якутии, Бурятии, Казахста­на да и с зарубежными магами — болгарскими, немец­кими, скандинавскими. И у каждого было чему поучить­ся. И вот я уже двадцать лет как профессиональный чернокнижник. «Чернокнижие» происходит оттого, что книги наши переплетены в практичный черный цвет, например, кладезь мудрости «Волховник».

Таковы ответы колдуна на многочисленные вопро­сы прессы, средств массовой информации. Не густо. А что нам известно о закордонном колдовском ремесле?

Джеральд Бруссо Гарднер, верховный священник английского колдовства под названием «уикка», выпу­стил несколько книг по теории и практике этого на сегодняшний день необычного занятия: «С помощью

высшей магии» (1954), «Колдовство сегодня» (1955), «Смысл колдовства» (1959). До самой смерти (умер в 1964) он был лидером так называемого гарднериан — ского колдовства.

Посвящение в «братство» этого общества происхо­дит на каждом из четырех ежегодных сборищ: на Сре­тение (февраль), Балтейн (1 мая, отмечается как ста­рый кельтский праздник, когда разжигаются костры), Ламмас (1 августа, праздник урожая) и в канун дня всех святых (31 октября). Таким образом, нетрудно заметить, что колдовской календарь отражает движе­ние самой природы, каждый шабаш знаменует собой поворотную точку года и происходит именно в то вре­мя, когда силы магии наиболее мощные. Сексуальный элемент особенно силен в гарднерианском колдовстве, по это не обязательно относится к другим колдовским формированиям. Там же, где следуют заветам Гарднера, секс рассматривают скорее как средство достижения «большей силы», а потому на первое место выходит лишь церемониальный аспект. Многие колдуны, чтобы увеличить силу, исходящую от тела, раздеваются дого­ла и считают, что нагота имеет огромное значение, помогая избежать ловушек материальной жизни, кото­рые препятствуют войти в энергетический круг.

Долгое время обряд посвящения ё колдуны (или ведьмы) * содержался в тайне, но сегодня его детали хорошо’известны. Строго говоря, в каждом конкретном случае он может быть разным, но основные его элемен­ты kfe Меняются.

Магическим мечом или кинжалом проводят круг, и верховйый колдун (или жрица) создает «конус силы». Затем он взывает к Всемогущим — богам—и просит их защиты и покровительства. Потом послушнику, кото­рый символически опутан веревками, читается пастыр­ское послание. В процессе посвящения требовалось, чтобы послушник, «внимая таинствам колдовства, пред­стал перед посвящением обнаженным, пел, танцевал и преклонял колена». Обнаженному послушнику задают ряд вопросов, а тем временем магический меч или кинжал направлен ему прямо в сердце. После этого верховный колдун пять раз целует послушника, и тот обещает чтить таинства культа. Он поднимается с ко­лен, его освящают елеем и вином, и символические веревки ослабевают. Ему вручают магический меч для проведения окружностей и устрашения непокорных духов, атам, или кинжал, обладающий силой меча, нож с белой рукоятью и волшебную палочку, которая, как меч, может вызывать духов. Кроме того, ему вру­чают магическую фигурку, обладающую силой талисма­на, и кадило с фимиамом, привлекающее добрых духов и отпугивающее злых. И, наконец, он получает бич, ко­торый символизирует страдания, претерпеваемые в ри­туальных очищениях; вместе с бичом он получает шнур­ки для «скреплениея колдовских печатей». После этого объявляют, что послушник стал полноправным членом братства.

Все сказанное выше относится в основном к загра­ничным колдунам, ведьмам и магам. А как обстоит дело в нашем Отечестве? Предоставим слово снова первому легальному колдуну России Тарасову.

«Нужна ассоциация колдунов, потому что шарла­танства хватает в любой профессии. Наша основная цель сегодня — целительство и поменьше мистики вокруг колдовства. И посвящение в колдуны теперь

больше похоже на ученый совет, чем на мистические

игрища.

Право на целительство — один из важнейших воп­росов, который мы недавно обсудили с министром здравоохранения России. И меня очень порадовал тот факт, что в министерстве хорошо осведомлены о ситуа­ции в других странах, в частности, в США, где около 13 тысяч моих коллег-профессионалов работают, не испытывая никаких юридических затруднений. Мы не просим для себя каких-то особых прав, хотим и соглас­ны взять на себя определенные обязательства, ответ­ственность: все должно быть разумно, регламентировано законом. А начало подготовки такого законодательного акта будет положено самим фактом выхода министер­ского постановления. И если с помощью ассоциации колдунов не расставить все по своим местам, самодея­тельные лекари успеют наломать много дров. Легали­зация нашей работы просто необходима, и гласность нужна — ведь это лучший контроль.

В частности, мне предложено на базе клиники на­чать работать с тяжелобольными, страдающими. рас­сеянным склерозом, сахарным диабетом, псориазом, болезнями суставов. Решено, что для выдачи лицензии необходимо в условиях клиники показать стабильные и высокие результаты. Речь идет о лицензии для орга­низатора Ассоциации колдунов, которая и призвана будет ввести в юридическое русло практику целите­лей — ее членов. И тогда мы сможем существенно разгрузить клиники и больницы, помочь тем самым перестроиться здравоохранению — выйти на качествен­но новый уровень. В Воронеже мы планируем открыть консультационный центр, где будем помогать всем желающим поправить свое здоровье нестандартными методами лечения, вести учет достигнутых результатов».

Колдун тте только раздает обещания и занимается общественной деятельностью, но и дает практические советы, действенность которых вы можете проверить сами.

Например, если вам кажется, что страстность мужа начинает убывать, воспользуйтесь некоторыми совета­ми, которыми издревле пользовались на Руси еще ваши прабабушки. Приготовьте на ужин такое блюдо, в кото­рое можно добавлять пряности, но не злоупотребляйте, конечно, ими. Пряные, острые приправы действуют на мужчин возбуждающе. Но если с острыми приправами надо быть осторожными, то укроп не только не причи­нит никакого вреда, но, наоборот, весьма полезен для здоровья. Пусть он будет на вашем столе постоянно, потому что чрезвычайно укрепляет «мужскую силу». Есть поздно вечером, конечно, не следует, но вот выпить чашку чаю совсем неплохо. Только заварите его, добавив зверобой и листья смородины. Такой на­питок хорош не только для мужа, но и для жены.

Принимая ванну, конечно, с травами, не перепутай­те их: блондинкам следует пользоваться ромашкой, а женщинам с темными или черными волосами — резе­дой. Хвойные ванны показаны всем. Есть маленький секрет: запах хвои пробуждает в мужчинах глубокую генетическую память, когда, чтобы овладеть женщиной, они рисковали жизнью. Так вот, запах хвои, исходящий от женщины, пробудит в мужчине тот инстинкт «завое­вателя», который живет в нем подсознательно с доисто­рических времен. И еще — под простынями должны лежать листья мяты. Ее прохладный аромат разжигает огонь страсти…

Да, заметит внимательный читатель, все это чем-то смахивает на сексуальные советы римских колдунов, о которых уже говорилось выше. А почему бы и нет: и тогда и сегодня колдуны опираются на народные при­меты и традиции, и часто правы.

Более того, современные колдуны советы уже дают небесплатно. И дело доходит до курьезов.

…Объявился в Каширском районе Воронежской области местный колдун и настойчиво предлагал Воро­нежскому гидрометцентру и Агропромсоюзу заключить с ним договор на поддержание благоприятной погоды. Специалисты уже почти были готовы всерьез его выслу­шать, но тут произошла осечка. Колдун обещал, что устранит ранние заморозки, но они все-таки имели место и нанесли ущерб. После этого прокола «бог погоды» больше не появлялся…

Но есть примеры иного порядка. Колдун Владимир Горбатюк свое обещание сдержал: над полями хозяйств Солнцевского района Курской области, с которыми он заключил договор, с 1 по 14 августа 1991 года не вы­пало ни капли дождя, а двадцатого, как и заказал про­видец, прошел дождь. Что это? Блеф, случайность, необычные способности прогнозирования или же все — таки колдовство? Пока на этот вопрос ответа нет.

Сегодня мы имеем поистине впечатляющие свиде­тельства повсеместного возрождения интереса к колдов­ству, магии, в целом к оккультизму. Вера в сверхъесте­ственное настолько поразила, по сути дела, страну поголовных материалистов, что выражения типа «по ту сторону жизни», «колдовские чары» и т. п. стали обыч­ными как на симпозиумах, так и в беседах домохозяек. Люди хотят проникать за узкие рамки повседневного сознания в чудесное, встречаться с неведомым, сопри­касаться с непостижимым и путаются, путаются, пу­таются… Считаем, что своеобразный выход из этого противоречивого положения нашла группа энтузиастов во главе с воронежским ювенологом Владимиром Ива­новым, создав «Ассоциацию истинной жизни».

Первая конференция АИЖ состоялась 3 марта 1990 года в Воронеже. Основная цель ассоциации — полно­стью использовать резервы внутреннего мира человека, его стремление к новому пути познания через энерго­информационный обмен в природе. Каждый человек состоит из трех субстанций: тела, духа, души. Когда

ущемляется одна из этих субстанций, наступает дисгар­мония, которая делает энергоинформационный обмен невозможным.

Можно ли назвать Владимира Иванова колдуном? Он считает, что понятие «колдун» скорее психологично, оно отсвет пугающего знания, вызывающий в человеке чувство страха. Понятие же «магия», которого придер­живается ассоциация, также будучи пугающим, в то же время пробуждает некую заинтересованность и чувство раскрытия горизонта сознания. Колдовство есть путь к знанию, имеющий дело прежде всего с волевой суб­станцией в человеке, но без осознания и понимания того, что в действительности происходит. Магия же есть искусство управления сознанием. Это понимание того, как воля живет в сознании и как посредством воли расширять сознание к восприятию неведомого, вплоть до сборки иных миров и Вселенных.

Если в своем естественном состоянии человек под­вергает эгоизм нравственному порицанию, то для магов имеет большое значение, могут ли они выйти из-под влияния всепоглощающего чувства собственной важности, имеющего дело с образом личного Я. Здесь — граница между черным и белым в магии и колдовстве. Если человек становится на путь преодоления этих на­строений, он следует тогда путем Белого в знании, иначе его поглощает тьма Черного пути. Это соответст­вует действию во Вселенных синергичного (созидатель­ного) и энтропийного (разрушительного) факторов. Таким образом, суть метода, проповедуемого членами ассоциации, заключается в преодолении дефицита энергии души человека. Только после цреодоления опре­деленного барьера возможна гармонизация души и тела при посредничестве духа. Добиться этого можно при помощи наставников, уже прошедших школу эко­логии человеческого сознания. Сознание способно рас­шириться до взаимодействия с идеальным миром, ко­торый придает ему и поступкам человека целостность (экологичность).

Такова в целом суть учения «Ассоциации истинной жизни», придерживающейся белой магии, то есть само­развития личности и ее полной реализации. Ее метод — «экология человеческого сознания» — позволяет оста­новить энтропийные силы и выйти к синергичным взаи­модействиям. Цели ассоциации, заявляют ее члены, пользуются поддержкой «Ювенологов России» и «Лиги бессмертных».

Все это немного похоже на новую религию, да еще и с «привкусом» колдовства. А почему бы и нет? Ведь сегодня нет недостатка в самых удивительных и неве­роятных увлечениях субъектов нашего раздираемого противоречиями общества.

В заключение отметим, что еще рано списывать колдовство в архив истории. Оно имеет не только свою многовековую традицию, но и ярых приверженцев в наше неспокойное время. Расцвет колдовских сил при­шелся на языческие времена. А сегодня его упадок? Вряди ли. Стремление к колдовству, магии глубоко внедрено в наше сознание, и этот инстинкт находится в постоянном конфликте с логикой, на которой покоится

храм науки. Но, наверное, во все смутные времена воз­рождались оккультные учения, предлагающие людям уход от обыденности, тяжких, несносных условий суще­ствования. И наша бесцветная действительность соз­дает для этого обильную почву.

Примечание. Предложим читателям классифи­кацию цветов, определенную колдуном Юрием Тарасо­вым, наиболее благоприятно влияющих на ваше здо­ровье и придающих вам магическую (если угодно, кол­довскую) привлекательность.

Овен — малиновый, красный, золотисто-желтый, а также все блестящее.

Телец — все весенние цвета: лимонный, белый, зе­леный, сиреневый.

Близнецы — солнечно-оранжевый, бледно-желтый, серо-голубой, фиолетовый.

Рак — бледно-лиловый, серебряный, цвет зеленого горошка, бледно-оранжевый.

Лев — алый, желто-коричневый, пурпурный и черный.

Дева — белый, светло-голубой, зеленый.

Весы — темно-голубой, пурпурный, цвет морской волны.

Скорпион — кроваво-красный, алый, малиновый, все огненные цвета.

Стрелец — синий, зеленый, фиолетовый, багровый.

Козерог — черный, темно-коричневый, пепельно-се­рый, синий, бледно-желтый.

Водолей — сине-зеленый, ультрамарин, фиолетовый.

Рыбы — цвет морской волны, бледно-лиловый, си­ний, стальной, красно-фиолетовый.

[1] В понятие «Воронежский край» входит территория совре­менной Воронежской области, чему в древности соответство­вала территория Червленого Яра (территория от устья реки Воронежа до рек Вороны и Хопра).

[2] Междуречье Дона и Воронежа глубоко вклинивалось в степь, образуя естественную водную преграду. Само назва­ние Воронеж первоначально получил от устья и выше. Назва­ние же рек Польный и Лесной Воронеж возникло позже, в XV—XVI вв.

[3] Историк Д. Н. Иловайский считал, что славяне на юго — востоке Руси появились в антское время. Этой же точки зрения придерживались академик А. А. Шахматов, историк В. А. Пархоменко и др. (см.: Третьяков П. Восточнославян­ские племена. М. — JI., 1948, с. 169).

2. Зак 3352 17

[4] Древние венгры (мадьяры) из Южного Приуралья (современной Башкирии) ушли, переправившись через Волгу, три года жили в Леведии, затем откочевали в Ателькузу (Причерноморье) и под давлением печенегов ушли в Паняо — нию, где основали древневенгерское государство.

2*

[5] Вполне возможно, что это захоронение и было местом погребения венгерского воеводы Леведия.

[6] Применять коня в бою вятичи стали после походов князя Святослава.

[7] Историк С. А. Плетнева считала, что Святослав шел не 00 печенежским степям, а по вятичским лесам. Этот Факт ‘Оспаривает академик Б. А. Рыбаков.

[8] Ожидание четверых претендентов на владимирский стол в Чернигове навело историка Ю. А. Лимонова на мысль, что все они были участниками заговора против Андрея Боголюб — сиого и ждали сигнала о его смерти. Получив весть, они при­гнули на кресте в черниговском соборе Стоять один за одного, поддерживая друг друга.

[9] Младший сын Андрея Боголюбского своими дядьями был лишен престола. Они женили его на грузинской царице Тамар. Он был способным правителем, но грубым и любителем выпить. Тамар, богато одарив его, спровадила в Константино­поль. Оттуда он бежал, поднял восстание против Тамар, но был разбит. Придя на Русь, был отторгнут суздальцами. В 1193 году женился на половчанке Хатун, снова напал на Грузию, был разбит. Дальнейшая его судьба неизвестна.

[10] В 1110 году великий пост начинался 23 февраля. Пер­вое воскресенье поста выпадало на 26 февраля. В этот день войско выступило в поход. Первого марта в среду начинался новый, 1111 год, и ратники были уже в пути. Санный обоз они оставили в каком-то поселении на реке Хороле. Это слу­чилось 4 марта, в субботу. Очевидно, дружина одвуконь двину­лась в глубь степи, в зимнее время перейдя множество рек после Ворсклы.

[11] Победы Владимира Мономаха вынудили восточных полов­цев уйти из этих мест. После смерти своего отца Шаруканя хан Отрок с ордой откочевал в Грузию, Но после смерти Вла — димира Мономаха брат хана Отрока Сьирчан уговорил его вернуться в эти края. Отрок вернулся не один, а с семейством: женой царевной Гурандухт и сыном Кончаком. С деятельности хана Кончака в истории русско-половецких отношений начался новый этап.

[12] Ярополк с младшим сыном рязанского князя Игорем бежал в Рязань, а затем уже в Воронеж.

[13] Ярополк бежал в Воронеж потому, что здесь он бывал неоднократно (знакомые места). Его «скорбь и печаль» вызва­ны какимимто обещаниями воронежцам, не выполненными им. Скорее всего это был факт гибели многих воронежцев на реке Колокше.

-** Некоторые местные исследователи считали, что лето­писный Воронеж находился в верховьях этой реки, а не возле устья. Краевед А. В. Кожемякин рассуждал так, что якобы от реки Колокши до устья Воронежа путь слишком A<yibr; к тому же Ярополк мог нарушить куроко-черниговское погра — ничье и вызвать княжескую междоусобицу. На наш взгляд, бояться Ярополк этого не мог, ведь он был родичем как чер­ниговского, так и рязанского князей. Ему не грозила и весен­няя оттепель, ибо распутица в тот год запоздала. Бежал он по «морозцу» и вскоре добрался до устья реки Воронежа.

[15] Размеры этого княжества русских были невелики. Оно располагалось в водоразделе Воронеж — Дон, от устья Воро­нежа до села Чертовицкого (от слова «черта» — предел, граница). Далее на север от Чертовицкого по реке Воронежу шли рязанские земли — Животинное, Рамонь, Нелжа и др. В докторской диссертации А. 3. Винников в какой-то степени утверждает эту мысль. Животинное было самым южным пограничным пунктом Рязанского княжества (см.: Винни­ков А. 3. Древнерусское население лесостепного Дона в VIII — нач. XIII в. М., 1991, с. 33).

[16] Расправившись с мордвой и буртасами, в конце лета 1237 года^ Батухан на реке Узе, притоке Суры в нынешней Пензенской области (а не на Узе, притоке Челновца, впа­дающем в Цну) дождался Сабудай-багатура, провел там •курултай, который решил с наступлением морозов пойти войной на Русь. Основные силы медленно двинулись к Дону, к ле­тописной Онузе, где и остановились. Тверской летописец под­тверждает это: «…Зимоваша у темного леса», т. е. дожидаясь зимы. Отсюда он, видимо, направил гонцов к русским князьям и гонцов к «Черному морю» за царевичами.

[17] Дифференциация, верховий Воронежа на Лесной и Поль — ный ироизоігла в XV—XVI вв., а в период прихода Батыя Воронеж как река был известен лишь от его устья, где раз­мещались города Червленого Яра.

[18] Сакма «промеж Хопра и Суры» получила название Ногай^ ского шляха лишь в начале XVI века. Хотя этой дорогой ходил на Русь в 1290—1300 гг. темник Ногай. И разделение татар на крымских, ногайских, казанских и т. д. произошло в XV— XVI вв, после распада Золотой Орды. Вести речь о «ногай­ской сакме» в период жизни и деятельности хана Батыя просто некорректно. »

[19] Можно с точностью до недели указать дату выступления с низовий Воіронежаї войск хана Батыя. Сроки появления проч­ного льда на реках Воронеже и Дону в пределах города до многолетним наблюдениям — 15—20 ноября. Средняя тол­щина его нарастания составляет 31 см. (См.: Курдов А. Г. Реки Воронежской области. Воронеж, 1984. с. 45, 57). Полу­чается, где-то 17—18 ноября 1237 года хан Батый выступил из пределов устья Воронежа.

[20] Войско татар разделилось на два рукава: одно пошло Доном, другое — Воронежем. На правом берегу Дона был уничтожен город (современные Семилуки). В те времена, воз­можно, он назывался Огибень. (См.: Воронежская старина. Вып. 5. Воронеж, 1905, с. 129).

[21] Если от современных сел Погребище или Карачуна до Рязани 330—350 километров (по железной дороге от Воро­нежа до Рязани — 380 километров), то, разделив это расстоя­ние на скорость движения войск (20—25 километров), получим 15—17 дней прихода войск Батухана к Рязани — 5—7 декабря 1237 года.

[22] Пронск отстоял от Рязани на запад, и часть войск пошла к нему. Основные силы осадили Рязань. Это случилось 6 декабря 1237 года. Рязань же пала 21 декабря 1237 года.

[23] Умершего знатного монгола хоронили с предметами утва­ри, ковром, оружием и другим имуществом. Вместе с ним хоронили жен и слуг и человека, которого он любил. Ночью зарывали могилу и до тех пор гоняли по ней лошадей, пока она не сравнивалась с местностью.

[24] Впервые о городах Червленого Яра упоминалось в ле­тописях за 1148 год, когда князь Глеб Юрьевич, сын Юрия Долгорукого, «пошел к Рязани и быв во градех Червленого Яру и на Beлицей Вороне»,

[25] Завоевание этих городов произошло ъ 1284—1285 гг., то есть в тот момент и возник первый спор о городах Червле­ного Яра между Рязанской и Сарайской епархиями, ибо стал решаться вопрос, кому платить церковные доходы. Решено было платить их в Рязань.

[26] Бахтияри с татарского переводится как «цветущая мест­ность у крутой горы». Это могло быть место у Дивьих гор возле нынешнего города Лисок или же на Дону возле реки Маныч, где и ныне расположен остров Багай («сад»), (См.: Горвда и районы Ростовской области. Ростов-на-Дону, 1987,

С. 135).

[27] Раскопки этой мечети произведены в 1947—1948 гг. вкспедицией Государственного Исторического музея города Москвы. Экспедиция установила, что здание это было построе­но в XIV веке. По мнению автора, эта мечеть могла быть центром нового города Сарай (в противовес построенной ханом Узбеком новой столице — Сарай ал-Джедид).

[28] Современники описывали темника Мамая как мужчину средних лет, не слишком твердого разума, не памятливым в речах. Сохіранилось его прозвище — Теляк, (заика, бормо­тун). Он был хитрым дипломатом, изворотливым политиком-, но неудачливым военачальником. (См.: Егоров В. Золотая Орда. Мифы и реальность. М., 1990, с. 55—56).

[29] Правителем Золотой Орды осенью 1380 года стал Тох­тамыш, который двинулся вслед за остатками войска Мамая и на реке Калке разгромил их. Темник Мамай бежал в Крым, где и был убит. Сын Мамая Мансур ушел в Литву, где переждал все напасти. Его имя положило начало знамени­тому в России роду Мансуровых.

[30] По мере уничтожения травяного покрова с наступлением жарких дней татары с табунами овец, лошадей, верблюдов переходили на новые кочевья, поднимаясь на север.

[31] Увек (тюршк.) — башня, Узлэг (монгл.) — осмотр. Ныне у города Саратова древний Укек запечатлен в форме топонима «Увек». (См.: Гурьянов Е. Древние вехи Самары. Куйбышев, 1986, с. 20).

[32] Река Узи (тюркск. «ус» — вода) — приток реки Суры в Пензенской области.

[33] Местность Манкерман исследователь В. Г. Тизенгуазея посчитал где-то в районе Киев (см. его работу, с. 37). Это ошибка. «Манкерман» переводится как манба (узбек., тад­жик) — исток реки; «керман» (тюркск.) — крепость Дослов­ный перевод: крепость у истоков реки (См.: Мурзаев Э. М.

Словарь народных географических терминов. М., 1984, с. 271, 360). Расположение этой местности вполне согласуется с гео­графией торгового пути из Булгар в Киев. После переправы через реку Узы (у ее устья, впадения в Суру) в верховьях реки Хопра у деревни Большая Елань в Пензенской области имелось городище, состоявшее из валов и рвов. Это и был город Манкерман. (См.: Археологическое изучение микро­районов: итоги и перспективы. Воронеж, 1990, с. 48).

[34] Воронежский краевед А. В. Кожемякин этот этоним отно­сил к городищу у Червой воды на реке Усмани, считая, что там находился город Карасу. Это маловероятно, так как не отвечает заложенному в названии смыслу. Исследователь Л. Н. Гумилев также оказался в плену у ошибочного мнения В. н. Тизенгаузена, считавшего, что Узи — это Днепр, а город Манкерман — Киев. Поэтому в его книге «Древняя Русь и Великая степь» (М., 1989) на с. 658 дается неверное реие- ложение событий о движении войск Тимура.

[35] Кубунджи-караул — это места по рекам Хопру, Во­роне и Медведице, где располагались русские — города Червле­ного Яра.

[36] О существовании этого города можно судить по рисун­кам голландского художника Корнелия де Бруина (1652— 1726), посетившего в феврале 1703 года Воронеж и оставив* шего изображение города с высоты Чижовской горы, где было старое кладбище с древними гробницами. (См.: Россия XVIII в. глазами иностранцев. JL, 1989, с. 117).

[37] Татарское племя келечи, видимо, размещалось и коче­вало в пределах современного города Калача (не отсюда ли происходит название этого города?). Правда, большинство современных исследователей связывали происхождение его названия с русским словом «калач», означающим крутую излучину реки. (См.: Мурзаев Э. М. Словарь народных геогра­фических терминов. М., 1984, с. 244).

[38] Молодчеством назывался уход «беглых людей» в каза­чество. Они вели свободную жизнь — занимались промыслом на зверя, рыбной ловлей, бортничеством, а то и просто «ка­заковали» — грабили проходящие караваны.

[39] Первое упоминание о рязанских казаках относится к 1444 году, когда в 10 верстах от Рязани на татарского царевича Мустафу напала московская дружина. К ней при­соединились мордва и рязанские казаки на лыжах с копьями, рогатинами и саблями. (См.: Иловайский Д. История Рязан­ского княжества. М., 1858, с. 225).

Посол Венецианской республики А. Контарини в 1474— 1477 гг., проходивший через воронежский край, замечал, что в лесах им встречались русские люди, которые угощали их сотовым медом. (Барборо и Контарини о России, JL, 1971, с. 225).

Уже в 1549 году русский царь Иван IV упоминал донских казаков в своих дипломатических документах как определен^ ную военную силу. (См.: Воинские повести Древней Руси. М.—JI., 1949, с. 168).

[40] Сары-Азман — это собственное имя, по-татарски озна­чающее: «сары» — желтый, «азман» — ублюдок, гибрид, метис. Желтый метис (Сары-Азман) мог быть и половцем, и русским, ибо происходил от смешанного брака.

[41] О первом воеводе и строителях крепости подробнее мож­но узнать из краеведческого сборника, изданного Центрально­черноземным книжным издательством в 1987 году, — «Записки воронежских краеведов». Вып. 2. Воронеж, 1987, с. 130—155.

[42] После укрепления острожных и городских стен воронеж­цы тут же рубили дома, ставили церкви. Каждая слобода воз­водила свою церковь своим миром — в казацкой, пушкарской, стрелецкой. Одну церковь пророка Ильи да великих мучеников Фрола и Лавра поставили на посаде «на старом городище» (см.: Материалы для истории Воронежских и соседних губер­ний. Воронежские писцовые книги. Т. И. Воронеж, 1891, с. 23). На протяжении многих лет это городище ускользало от вни­мания исследователей, а оно-то как раз и указывало на место летописного Воронежа.

The ability to compare prices on the Medicine-RX.com